ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ОХОТЫ РЫБАЛКИ И АКТИВНОГО ОТДЫХА
АРЛЕКИНЫ

Арлекинами называется порода гончих, отличающаяся оригинальной мастью — светло-серой, с частыми мелкими черными крапинами или вернее мелкими темными пятнами и одним или обоими белыми глазами синевато-белого цвета (Сабанеев). О происхождении арлекинов у нас никаких достоверных сведений не имеется, и все, что высказывалось до сих пор, относится лишь к области догадок. Так Л. П. Сабанеев в своем труде «Гончие собаки», печатавшемся на страницах «Природы и Охоты», присоединяется к мнению С. Кареева, и пытается доказать происхождение арлекинов от английских гончих. Надо сказать, что эти доказательства весьма мало убедительны, да впрочем, тут же помещено примечание К. В. Мошнина, опровергающее предположение Сабанеева. Розен, в своей «Истории гончих собак», полагает, что арлекины попали к нам из Франции, и происходят от старинных артуа, которые были мраморной масти. Кишенский, и затем Мошнин, считая родиной арлекина южную Россию, высказывают предположение, что арлекины происходят от скрещивания гончих с догами по всей вероятности далматинскими. Это скрещивание, по их мнению, объясняется тем, что на юге тяготели более к травильным собакам, от которых требовались рост, сила и злоба, т. е. качества, которые можно было как раз успешнее всего позаимствовать у догов. Так как Кишенский не указал — откуда он позаимствовал свои сведения о распространении арлекинов в XVIII веке, то достоверность их остается на его совести. По крайней мере, никаких печатных сведений до нас не дошло.

Впрочем, насколько все эти предположения лишь более или менее вероятны, можно судить из того факта, что когда на страницах журнала «Псовая и ружейная охота» Кишенскому был задан прямой вопрос о происхождении арлекинов, он счел за лучшее промолчать. Однако, свою оригинальную мраморную рубашку, белоглазость или разноглазость, так упорно передающиеся по наследству, арлекин, по-видимому, действительно мог получить лишь от дога. Что все эти признаки действительно очень упорно передаются по наследству, подтверждают следующие примеры: К. В. Мошнин указывает, что когда в 1887 г. выжловка Кишенского «Пера» была повязана, с выжлецом Ладыженского русского типа, но очевидно имевшим кровь арлекина, то в помете два щенка родились в окрасе арлекинов. Несмотря на то, что в течение последующих 15 лет кровь арлекина не приливалась, и собаки скрещивались исключительно с установившимися гончими Кишенского, Мошнин в 1897 году, т. е. через 15 лет, видел среди собак Кишенского одного выжлеца, вполне типичного, но у которого одна сторона была правильно-серая, а другая мраморная.

Другим столь же убедительным примером может служить першинская солово-пегая стая гончих. Как известно, в ее основе лежала стая арлекинов Дельвига, а затем они были перемешаны с англо-русскими гончими, неоднократно к ним приливалась кровь выписных англичан, а в последние годы была прилита кровь французских гончих. Несмотря на то, что к моменту войны (Первой мировой – О.Е.) от арлекинов Дельвига нас отделяет период в 30 лет слишком, и мы знаем, что ни разу более кровь арлекина не приливалась, — мраморность в пежинах и разноглазость часто встречались среди этой стаи, встречаются и сейчас у большинства потомков солово-пегих гончих. Арлекины отличались большим ростом, были высоки на ногах, очень подрывисты и злобны. Однако порода эта, хотя, очевидно, в далекое старое время и была достаточно распространена, но к 80-м годам прошлого (XIX – О.Е.) столетия стала редкостью настолько, что Кишенскому не удалось видеть достаточно представителей этой разновидности гончих. Это можно заключить из того, что, делая свои описания арлекина, как я уже указывал выше, он сделал их в двух своих трудах страшно противоречивыми. Обращаясь к выставкам собак, мы на протяжении 50 московских выставок встречаем эту породу весьма редко. В старину известны были арлекины Чижова (IV выставка ИОО) затем стая Соловцова, охотника Пензенской губернии (XII выставка ИОО), да Мошнин называет стаю Улагай в Курской губернии, и гончих доктора Витмана на Северном Кавказе, которые отличались силой и злобой, и употреблялись на крупного зверя. К ним следует прибавить стаю арлекинов Першинской охоты от собак Дельвига, бывшую на XIII и выставке ИОО. К моменту мировой войны мы можем указать на стаю арлекинов братьев Шустовых, неоднократно выставлявшуюся на выставках бывшего Московского общества охоты, на англо-арлекинов Щербатовой и, наконец, на куцых арлекинов доктора Трофимова в Туле. О последних известно, что они были очень хорошими работниками. По поводу всех этих арлекинов Кишенский писал, что они только отдаленно напоминают настоящих арлекинов, которые теперь перевелись и больше нигде не встречаются.

В настоящее время арлекинов в чистом виде нигде нет, а то, что довольно редко попадается на выставках под этой громкой этикеткой, представляет из себя сплошной винегрет разных пород, унаследовавший от арлекина лишь в большей или меньшей степени мраморность в рубашке и белоглазость, полную или частичную. Вот что пишет Кишенский об арлекинах в своем «Опыте генеалогии собак». «Известно… из устных преданий и рассказов, что впервые арлекины появились в юго-западном углу России и оттуда распространились в средней России, но когда это произошло, даже приблизительно, неизвестно, и все предания об этом упорно умалчивают. Известно, однако, что наиболее встречалось стай арлекинов в русских псовых охотах в конце прошлого (XVIII в. – Н П.) и начале настоящего столетия, когда у среднерусских псовых охотников арлекины были в большой моде; но, тем не менее, чистокровные арлекины всегда составляли редкость».

Н.П.Пахомов -Породы гончих


НАГОНКА И ОХОТА


ЛИТЕРАТУРА ГОНЧИЕ