ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ОХОТЫ РЫБАЛКИ И АКТИВНОГО ОТДЫХА
БЕРЕЗНИКОВСКИЕ ГОНЧИЕ

Начало охоты П. А. Березникова относится к очень отдаленным временам. Его дневник и архив, перешедшие к Ширинскому-Шихматову, внуку его по матери, дают нам целый ряд очень ценных сведений. Первыми гончими, попавшими к Березникову, были польские, купленные им в 1822 г. в Несвиже, через который он проходил со своим полком, из стаи Муравского, тестя графа Радзивилла. В 1823 году Е. К. Ренне привез из Курляндии еще 4 гончих курляндских. Эти-то гончие очевидно и велись до 1854 года, когда в дневнике Березникова, на полях против 1854 года отмечено: «черно-подпалым конец».

К этому времени Березников пришел к неутешительному выводу, что все русские гончие, которых он видел, сильно перемешаны. Вот что мы находим у него в записях: «Наши стаи гончих всегда так перемешаны, что и определить невозможно, какой породы собаки. В одной и той же стае вы найдете и польских, и курляндских, и костромских собак, всех возможных пород и шерстей». Поэтому Березников обратил свое внимание на стаи, идущие от английских собак и дает нам интересные характеристики таких двух охот: Храповицкого, охотника Калужской губернии, и Н. П. Смирнова — своего соседа по имению Воскресенскому (Можайского уезда).

Вот что пишет Березников о стае Храповицкого: «Охота Храповицкого имеет много особенного по приездке стаи и по строгому выбору собак, большею частью английских. Многим охотникам приездка этой стаи вовсе не по нраву,— езда покажется самою скучною, стая по зайцу совершенно не гонит, езда быстрая, без порсканья, на легкий свисток».

И о стае Смирнова: «Стая Смирнова превосходна, породы чисто английской (от известного всем охотникам того края выписанного из Англии выжлеца Дранкета и пр. английских) из ста выкормленных щенят выбирается шестьдесят, рост, красота всех статей… паратость, вежливость все, что только прихотливость знатока может изыскать и потребовать дельного, все есть в стае… Послушание стаи до удивления, позывиста до невозможности, останов стаи на гоньбе по слову «стоять», стая из шестидесяти собак не проносит ста шагов (много раз убеждался)». И в другом месте. «Без преувеличения и беспристрастно эту стаю должно назвать первою в России, подобной нет другой, да едва ли есть лучшая и в Англии».

У нас нет точных данных, но очевидно, что собак Березников получил от Смирнова. Во всяком случае, мы знаем, что с 1858 года охота их становится общей. Березников посылает в Петербург Смирнову длинные денежные отчеты, а также пишет о работе стаи и об охотниках. Из этих сообщений мы узнаем, например, очень любопытные цифровые данные за проданных гончих. Так он пишет, что за уступленных 8 собак Кочубею, 35 собак Тимашеву, Беренгу и 14 собак Храповицкому, т. е. за 57 собак, следует получить 712 р. 50 к., т. е. по 25 рублей за смычек. Это особенно интересно, если мы сопоставим с тем, что Глебов за 5 англичан отвалил 1000 рублей.

К 1867 году Смирнов совсем перестал охотиться, и его часть собак перешла к Березникову, который держал стаю до 1873 года, когда в мае она послужила основанием англо-русской Гатчинской стаи.

Н.П.Пахомов -Породы гончих


НАГОНКА И ОХОТА


ЛИТЕРАТУРА ГОНЧИЕ