ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ОХОТЫ РЫБАЛКИ И АКТИВНОГО ОТДЫХА
ГЛЕБОВСКИЕ ГОНЧИЕ

glebovskie gonchie1Слава Глебовских гончих с начала XIX века доходит до наших дней. И сейчас гончатники цепляются за эти крови, уцелевшие кое-где. Часто как высшая похвала собакам говорится, что они «потомки глебовских гончих». Поэтому нам чрезвычайно интересно и важно знать всю историю этих гончих. Вопрос этот был в свое время освещен на страницах охотничьих журналов, но, к сожалению, никаких выводов сделано не было, и многое осталось невыясненным в споре «Тульского охотника» с Кишенским.Первые печатные сведения о глебовских гончих мы находим в книге Киреевского «40 лет постоянной охоты», вышедшей в 1856 г. и переизданной в 1875 году, в которой говорится о покупке Киреевским осенью 1823 года глебовской стаи в 48 собак. О том, что эта продажа не была обычной уступкой ненужного, лишнего брака свидетельствуют слова того же Киреевского, что Глебов «вынужден был с нею расстаться и верно не без слез».К этому Киреевский добавляет, что многие зарились на эту стаю, но что ему посчастливилось ее приобрести. О работе этой стаи Киреевский пишет: «Упалого (у ней) не было, все было выставлено или словлено; разве иногда нора спасала зверя. Стая сваливалась дружно, полаз у ней был чудесный, и было несколько собак верхочутых. Все собаки вообще были паратые, вежливые; сколько раз бывало, когда зверь прорывался в поле, они славливали его, как борзые. Лучшей стаи я не имел, да едва ли и можно иметь. Для этих гончих не существовало ни засух, ни морозов — всегда гнали лихо».К сожалению, вскоре стая эта, благодаря подмеси посторонних кровей, стала терять свои полевые качества. Киреевский пишет: «От глебовской стаи у меня довольно долго велись лихие собаки, хотя мой жадный ловчий и подмешивал к ним без моего ведома постороннюю кровь. Непростительная эта ошибка после 1840 года оказалась чувствительною: собаки гоняли, выставляли, мы травили много и, конечно, тешились, но все это было уже не то, как прежде». Очевидно, Киреевский сбыл ее, так как затем он упоминает о новой стае: «Последняя стая была у меня английская; собаки были параты непомерно, но редкоскалы. Гоньбы горячей не было, и потому дурно сваливались. Красоты собаки были неописанной».Наконец, в 1876 году в «Журнале охоты» появились «Записки старого охотника» С. М. Глебова, в которых содержится очень много интересных сведений. Прежде всего, из них можно совершенно ясно установить, что после стаи, проданной Киреевскому в 1823 г., у отца его, очевидно, оставались гончие, ибо С. М. мальчиком еще охотился со стаей, а родился он не раньше 1810 года (в момент написания записок 1876 г. ему шел по его выражению седьмой десяток), а если принять во внимание тот факт, что он вовсе не упоминает о продаже стаи — то момент его рождения следует отнести к более поздним годам. Очевидно, продажа эта застала его совсем еще ребенком, и он о ней ничего не помнит. Так как в «Записках» Глебова не говорится ни о каком перерыве в охоте отца, то надо думать, что собаки были проданы Киреевскому далеко не все, и кое-что осталось у старика Глебова.Какой породы были эти собаки, мы не знаем, но по некоторым намекам можно предположить, что это были русские гончие. Вот что приводит нас к этому заключению. Юношей автор «Записок» из Тульского имения, где жил его отец, попал в Пензенское имение, очевидно, для хозяйственных занятий и присмотра; в это время он пишет о гончих отца: «до меня доходили слухи, что у моего отца завелись английские гончие». В другом месте «Записок»: «Порода собак, выведенная отцом помесью прежних его собак с английскими, была вполне годна для волчьей охоты. Собаки были злобные, паратые, вежливые и послушные».Если мы сопоставим эти фразы с приведенными выше словами Киреевского о том, что последняя стая у него была английская, мы должны будем придти к логическому выводу, что смысловое их значение сводится к противоположению английских собак каким-то другим. Отсюда достаточно вероятным будет наше предположение, что до этого времени собаки были русские. Но для нас главный интерес представляет как раз образование новой мешанной англо-русской стаи Глебова. Как я уже говорил раньше, в основу стаи легли англичане «Бургам» и «Кромвель», которых С. М Глебов называет дураками и хвалит только их нарядный окрас, хороший рост и необычайную ширину.К этому времени С. М. снова переезжает уже на постоянное жительство к отцу в Тульскую губернию и, будучи особым любителем езды под гончими, толковой приездкой и содержанием доводит стаю до замечательного совершенства. Очень любопытны те строки С. М., в которых он высказывает свои принципиальные взгляды на подготовку стаи для охоты по волкам.«Нам на волчьей охоте исключительно мешала гоньба по зайцам. Чтобы ее не было, я дам, бывало, собакам хорошо отдохнуть дня три перед охотой; кормлю их сладко, с мясом, и они с хорошими желудками от прежней постной пищи — разом зажиреют, утратят несколько чутья, но сделаются азартнее. По зайцам, как говорится, ни одна из собак не пикнет, да не скоро зайца и найдет, так как собака в это время несется островом почти в карьер, а волка заловит тотчас же: от волка сильно пахнет».Из этой цитаты ясно, что Глебов нарочито сбавлял чутьистость своих собак, желая приспособить их для охоты по волкам.В конце своих записок Глебов пишет, что он раздарил своих собак, а из сообщений других охотников мы знаем, что он отдал половину своей стаи И. И. Раевскому, а другую — А. Н. Скобельцину и очевидно несколько собак Офросимову. Однако, под конец своей жизни в 1866—67 гг., встретившись и подружившись с двумя охотниками соседнего уезда Н. Н. и П. Н. Бибиковыми, он опять отдался своей страсти и вновь развел стаю англо-русских гончих, от своих прежних собак.Так, от выжлеца «Светлая», подаренного некогда Офросимову, и выжловки русской породы получил он щенков, между которыми были знаменитые гонцы «Добычка» и «Добыч». Последний обладал чудным, фигурным голосом и славился как одиночный, мертвой злобы гонец по волку, несмотря на то, что был далеко не большого роста, как это можно заметить на фотографии. После смерти С. М. гончие его перешли к В. П. и М. П. Глебовым, а частью к Н. Н. Бибикову.Глебовы вели гончих до самой революции и неоднократно выставляли их на выставках, получая золотые медали за стаю и большие серебряные медали — за отдельные экземпляры. В настоящее время потомки глебовских гончих имеются в Новохоперске у доктора Корниловича, у Николаева в Проскурове и, если не ошибаюсь, в военном питомнике г. Проскурова.

Н.П.Пахомов -Породы гончих


НАГОНКА И ОХОТА


ЛИТЕРАТУРА ГОНЧИЕ