ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ОХОТЫ РЫБАЛКИ И АКТИВНОГО ОТДЫХА

АЛЕКСЕЕВСКИЕ ГОНЧИЕ

Alekseevskie gonchie

Русские чепрачные гончие Алексеева к 1914 году заняли такое прочное положение на выставках и испытаниях, что совершенно понятно, что большинство охот пожелало использовать эту ценную кровь.Считаю интересным привести слова из отчета 13 выставки эксперта по гончим Б. В. Зворыкина, относящиеся к Алексеевской охоте: «Здесь считаю уместным сказать, что кровь собак Алексеева обладает замечательной устойчивостью. За последние годы многие охотники подпускали ее в свои охоты, и вскоре везде тип собак стал приближаться к алексеевскому. Собаки эти известны всем, и вряд ли кто будет спорить об их типичных достоинствах, подтвержденных целым рядом выставок и экспертов. Зная еще этих собак как отличных работников, я с особенным удовольствием отмечаю вышеуказанное качество крови этих гончих, так как оно дает нам надежду получить в недалеком будущем — хороший общий тип вместе, с полевым досугом».М. И. Алексеев получил своих собак от отца, при котором совместная охота с Морозовым и Сорокоумовским была поделена на две части: одна из них отошла к М. И. А., а другая досталась Морозову и после смерти его перешла в руки Н. А. Алексеева, двоюродного брата М. И.Это обстоятельство нам интересно потому, что гончие оказавшиеся у М. И. (в Звенигородском уезде Московской губернии) в виду отсутствия волков никогда не гоняли по ним и не приваливались к ним, а гончие, перешедшие к Морозову — Алексееву, находясь в Рузском уезде, где бывали ежегодно выводки волков, прекрасно по ним гоняли, что может быть подтверждено случаем, когда Московское общество охоты, приехав на облаву, устроенную псковичем дядей Никитой по чернотропу, встретилось с охотой Морозова, которая шла из-под выводка, начисто взяв его с ружьями, из-под стаи гончих1(1 Волки лежали в морозовских местах, а на приваду ходили в места МОО).В последнее время раздавались голоса, что алексеевские собаки и производные от них не гонят по волку. Что это не так, доказывает нам «Гудок» Новохоперского общества, купленный у Хлебникова.Корни алексеевских собак ведут нас к лучшим гончим старого времени. Так мы встретим, прежде всего, собак М. В. Столыпина, которые легли в основу першинской багряной стаи, собак — Депельпора, который выставлял стаю на XVII выставке ИОО (1891 г.). О том, как работали собаки Депельпора, я приведу краткую выписку из рассказа «Старого охотника из Саранска», напечатанного в журн. «Псовая и ружейная охота» за 1902 г., № 4: «Никогда я не имел и даже не видал собак, более выносливых и паратых, как эти гончие. Стая была не более 6 — 7 смычков, но как они гоняли,— не надо и сорока собак».В дальнейшем к ним были прилита кровь гончих Белоусова, через «Хохотушку» и «Турилу». Между прочим, «Хохотушка» дала замечательного гонца «Хохота», уступленного затем мне.В последние годы Алексеев стал вязать своих гончих с комынинскими, что оказалось очень удачным, так как обе эти стаи были достаточно родственны и однотипны.Лучшими гончими из алексеевской охоты были: «Кинарка», получившая приз за лучшую выжловку на 3 выставке МОО (1901 г.); «Крутишка», приз на 5 (1903 г.), на 6 (1904 г.); и «Зурна» на 12 (1911 г.). А из выжлецов: «Крикун» — 8 (1907); «Помыкай» — 9 (1908) и «Пугало», получивший юбилейный кубок на 13 выставке в 1912 году, при небывалой конкуренции, так как было выставлено 142 гончих. О нем Эмке писал, что это, по его мнению, лучший выжлец из когда-либо виденных в стае Алексеева.Алексеевские гончие были прекрасными, работниками, что подтверждено целым рядом полевых испытаний, но к сожалению голоса имели ординарные: фигурных заливистых голосов почти не было.В настоящее время кровь алексеевских гончих через «Соловья» братьев Пахомовых и «Гудка» Раздобарова сохранилась у Хлебникова, да еще имеется в собаках Нижегородского охотника Ильина, через «Тревожку» Грелля.

Н.П.Пахомов -Породы гончих